Главный герой


Календари


В календаре освещены все виды деятельности, а также здоровье, вплоть до рекомендаций правильного приема лекарств или же хирургических вмешательств.

Ссылка на наш сайт

<a href="http://rkont.ru/" target="_blank" >

<img src="http://rkont.ru/images/

heroes.png"></a>

Как меня послали в …

Как меня послали в …
(Из сборника рассказов)

-Виктор, это как же понимать? – раздалось прямо над моим ухом, причем не просто раздалось, а прогромыхало.
Бог ты мой, да это же начальник мой незабвенный. Как он сюда попал, ведь мы уже тронулись и, судя по всему, проехали немалое расстояние. Я для убедительности посмотрел за окно и увидел его «Волгу» с торчащими из окон физиономиями моих вчерашних коллег-собутыльников.
-Ну, так что скажешь? – лицо шефа нависло надо мной, предвещая бурю.
-А что я должен сказать?


Шеф от моей наглости даже онемел на некоторое время, но отошел быстро и бешено завращал глазами:
-О чем мы вчера договаривались?
-Мы? Вчера? – я понял весь ужас своего положения, но помочь себе никак уже не мог. Я просто ничего не помнил.
-Послушай, давай не будем задерживать людей, автобус ждать нас бесконечно не будет…
-Анатолий … это … Иванович, вы скажите, чего это я вчера обещал, а то…
-Бросай ты это дело, мое терпение тоже не безгранично. Ну, так что, решай, да или нет!
Тут подоспела старшая в нашей бригаде и между ними завязался оживленный разговор по поводу моего присутствия на сем празднике жизни. Надо отдать должное старшой, она стояла насмерть и меня не выдала. У нее тоже план и отчетность, а если еще  неполная явка, то вообще на ковер потащут… Это не мой жаргон, это все она. Когда шеф повернулся ко мне, глаза его сидели настолько близко друг к другу, что я почувствовал, как по спине поползли мурашки.
-Поговорим завтра! – отрезал он и вылетел из автобуса.
Я перевел дух и почему-то не стал оборачиваться на отъезжающую машину.
Неплохое начало для нового дня, не правда ли? Но ничего, наш автобус тронулся и я вскоре отвлекся от мрачных мыслей. Автобусы, пусть даже такие   дряхлые, как этот, мне всегда нравились, и не только езда в них, но и сама обстановка, если выразиться точнее, состояние, в которое ты впадаешь, заходя в него. Путешествие, сколь коротким бы оно ни оказалось, приводит тебя в особое состояние духа, когда ожидаешь от жизни чего-то особенного, чего еще не было, даже если знаешь, что выходить тебе через остановку. Не беда, выйдем там, где нужно, а пока…
Я думаю, необходимо сказать, что местность у нас степная, воды очень мало, если не считать небольших водоемчиков, образовавшихся в балках или же искусственных, так называемых «ставках», представляющих нечто среднее между прудом и лужей, куда предприятия сливают якобы отстоявшиеся промышленные стоки. Говорят, что когда-то люди купались в них, но, то ли по причине незнания экологической обстановки, то ли еще почему-то, но верится сейчас в это с трудом. Я не беру в расчет особо умных подростков, которые купаются даже в самих отстойниках и имеющих кожу и волосы цвета полинявшего тряпья. Это отдельный разговор. Но я отвлекся…
Так вот, питьевую и  вообще воду мы «получаем» из дальней реки по каналу, почти как в Средней Азии. Канальчик так себе, неширокий и вода в нем на питьевую не очень похожа, но делать нечего, пить захочешь… К чему я это говорю? К тому, что ландшафт из окна автобуса открывается достаточно однообразный – дорога, по бокам которой располагаются лесопосадки шириной метров по десять, хотя точно сказать не могу, не мерял. Деревья посажены самые разнообразные и, в основном из-за плохого ухода, превратившиеся в непроходимые, заросшие дикой порослью полосы. Сквозь часто встречающиеся прорехи в посадках проглядывают поля, в сезон засеянные чем-нибудь, или же пахота. Все это заканчивается теми же лесопосадками. Вносят разнообразие балки, овраги и терриконы. Причем балки и овраги, в отличие от терриконов, общей картины не портят. Поражают воображение поля, их так много, что кажется порой, будто вся земля распахана и засеяна и негде бедным диким животным жить. Однажды я наблюдал такую картину, что хотелось заплакать. Проезжая мимо заповедной зоны невдалеке от Днепра, мы увидели как олениха с двумя оленятами пытались перейти распаханное поле. Оленята были еще очень малы и приходилось их матери подталкивать их, чтобы они смогли вытащить ножки из рассыпающейся земли. И вот, когда они находились почти посередине поля, пошел сильный дождь. Представляете себе их мучения? Потому они зачастую, пренебрегая опасностями, выходят на дороги, а там уже как Бог на душу положит.
Так вот, о полях. Мысли – они хитрые – прилетают и улетают, а ты потом мучайся, ищи ответы. Простой вопрос, почему так много полей, неужели мы так много едим? Есть, конечно, сермяжная правда в том, как рассуждал крот в «Дюймовочке». Мол, съедать  ползернышка в день – это немного, а вот за год – это да! И все же не верится, что нас так много и мы столько съедаем. Учили же в школе, что на «диком» западе сельским хозяйством занимаются совсем не так и значительно меньшими силами  и притом у них перепроизводство, а у нас наоборот. Непонятно. Ты посей меньше да поухаживай лучше, вот и вырастет хороший урожай. А мы как? Насеем, сколько сможем, а потом тащим из города подмогу, которая ничего в сельском хозяйстве не смыслит. И все время боремся за урожай, лучше бы каждый своим делом занимался, а то что же …
Эх, мысли, мысли, одна крамольнее другой, хорошо, что читать их никто не может, а то сидеть бы кое-кому в местах не столь отдаленных!
Приехали. Выгрузились лениво и, потягиваясь, разбрелись вокруг автобуса. Вот бежит бригадирша, явно опоздала на работу, сейчас будет на нас отыгрываться.
-Здравствуйте, товарищи, - едва отдышавшись, недовольно произнесла она и – сразу к нашей старшой, - сколько сегодня людей?
-Двадцать два, - бойко отрапортовала старшая.
-Это почему так мало? – сразу набросилась на нас бригадирша, - ведь обещали сорок, что за безобразие?
-Так мы это…
-Куда я вас поставлю, у меня же план, а вы что вытворяете? – не унималась она. – мне нужно сорок человек на прополку огурцов и точка!
-Матвеевна, - виновато протянула притихшая старшая, - мы то в чем виноваты…
-А кто, мне некогда разбираться, - она задумалась,  - идемте, будете работать и «за того парня».
Толпа недовольно зашевелилась, но потянулась за нашим новоявленным командиром. Пришли на поле, заросшее почти по пояс сорняками. Господи, да его же никто не трогал со времени посева. Искать среди зарослей чахлые ростки огурцов дело неблагодарное да и неэффективное, поскольку больше времени уйдет на то, чтобы вынести тонны сорняков с поля, а огурцы могут и не выжить в новых условиях. Да, по своему бригадирша права – спешить с прополкой следовало еще недели три назад.
-Вот, смотрите, ваш фронт (обратите внимание на этот самый «фронт», на войне как на войне) работ, вот отсюда, - она показала на край поля, - отсюда и … до вечера (это юмор у них такой). Сорняки не оставлять, огурцы не выпалывать, а не то завтра жалобу в райком напишу. Вон вчера ваши выкосили поле, оставили с полсотни огурцов на гектаре. Безобразие. Присылают черти кого, не могут даже огурцы от сорняка отличить, совсем опустились городские …
Она продолжала бурчать, уходя все дальше от нас, а мы все стояли, «ободренные» ласковым приемом. Наконец одна из женщин глубоко вздохнула и как-то неожиданно в данной ситуации предложила:
-А что, может быть перекусим для начала?
Такое предложение сразу разрядило напряженную обстановку и все пошло своим чередом.
-Давайте, пока не жарко, что бог послал …
«Поляну» накрыли быстро, каждый выложил то, что принес, даже две бутылки самогона нашлись.
-Колька, а ну-ка спрячь выпивку, рано еще загружаться то…
-Это тебе рано, а мне в самый раз…
-У, алкаш, когда ты только ею напьешься…
-Вот если бы ты меня поила…
После коллективного завтрака дело пошло значительно быстрее, кто поопытнее, расставили остальных на положенные им рядки и процесс пошел. Это время самое интересное на колхозном поле. Интересно оно тем, что на поле все равны, независимо от возраста, служебного положения и так далее. Промываются косточки всем подряд, рассказываются самые невероятные истории и вообще люди чувствуют себя раскованно и свободно излагают свои мысли. Для многих это едва ли не единственный способ побольше узнать о своих сослуживцах и их семьях, знакомствах и так далее. Да и личные знакомства здесь завязываются намного легче и надежнее, люди становились ближе и при встречах с ними зачастую в душе возникало нечто теплое. Даже «алкаши» выглядели не настолько отталкивающе, особенно под «артобстрелом» женской части бригады. Под такие словесные перепалки и работалось веселее, даже если и не удавалось произнести ни слова. Солнце, воздух, доброжелательная атмосфера делали свое дело и на следующий после колхоза день чувствуешь себя бодрым и красивым. Что я и чувствовал поутру.
Поскольку вчера в колхозе и после него удалось остаться совершенно трезвым и отдохнувшим, на работу я летел как на праздник, даже выбрился чисто и надел свежую рубашку. такое не каждый день бывает. Это ни в коей мере не говорит о том, что я неаккуратный или еще какие-то недостатки водятся. Совсем нет, разве что самую малость. Просто не всегда удается вовремя постирать и погладить, поскольку рубашек на выход раз-два и обчелся да и порошка не напасешься каждый день то стирать.
Так вот, прихожу я на работу, а там встречает меня, кто бы вы думали? Угадали, это Мила собственной персоной.
-Витюша, ты не подумай чего … но тебя ждет начальник и, знаешь, у него настроение какое-то странное.
-Спасибо на добром слове…
Это мое хорошее настроение приказало долго жить. Вот тебе и отдых в подшефном колхозе. Я же совсем забыл о начальнике и его угрозах, а зря, надо было бы морально подготовиться. Да делать нечего, идти все равно придется, интересно, что он мог придумать мне в отместку?
Я поскребся в дверь, оттуда раздалось нечто невнятное, из чего я сделал вывод, что мне разрешили войти и вошел. Вывод я сделал неправильный, поскольку шеф разговаривал по телефону и явно с начальством. Шеф слегка изменился в лице, увидев меня, но, поразмыслив, показал на стул возле стены. Я вошел и тихонько сел. Поначалу к разговору по телефону я не прислушивался, не имею такой привычки, но затем обратил внимание, что шеф искоса поглядывает на меня, и прислушался. Ба, да речь то шла обо мне и о моей дальнейшей работе на этом предприятии!
-Я думаю, ему это пойдет на пользу, пусть покрутится, пообомнет бока, - с каким-то злорадством процедил в трубку шеф, - а если получится? Вряд ли, не таких она обламывала. И все же … - Он задумался, затем бросил на меня быстрый взгляд и лицо его просветлело, - тогда производство выиграет, а мы посмотрим, что нужно сделать. – Он злорадно засмеялся, - да, партия нам поможет. Ну, пока, он уже сидит у меня, нужно поговорить. Кстати, из моего резерва его нужно убрать, правильно я рассуждаю?
Шеф положил трубку и уставился на меня. Очень нехорошо уставился, не понравился мне его взгляд. Я попытался разобраться в услышанном, но информации явно не хватало. То, что меня убирают из-под начала шефа, это и ежу понятно. Убрать из резерва начальника, это серьезное наказание, прощай карьера, по крайней мере, в этом подразделении. Удар ниже пояса, иначе это не назовешь. Но не все от них зависит, есть и другие предприятия, специалисты везде нужны, жалко только, что столько времени потеряно зря. Извиниться, что ли, поклониться барину в ножки, авось сердце у него не каменное, простит поганца? Не хочется, что я ему холоп, что ли, в ногах валяться? Нет, решено, никого ни о чем я просить не буду. Не дождутся, граждане начальники.
Шеф, по-видимому, уловил перемену моего настроения и отвел взгляд.
-Есть мнение, - словно подражая манере разговора Сталина, проговорил он, - направить вас на повышение. В смежном с нами секторе уходит на повышение начальник и вам доверяют этот ответственный пост. Правда, не сразу, а с испытательным сроком в два месяца, но тем не менее. Эти два месяца необходимы для того, чтобы его резервистка, Аделаида Никифоровна, ввела вас в курс дела. У меня все, собирайте вещи и передайте все дела Миле, она справится с недоделанными вами делами.
Сначала я удивился. Во-первых, мой бывший шеф никогда не разговаривал настолько сжато и, для такого сорта людей, красиво. Это выглядело так, будто он прочел речь, заранее подготовленную и утвержденную партийным комитетом. Выдавало только последнее предложение, в котором он выдал всю свою сущность. Если он хотел меня обидеть тем, что моя квалификация настолько низка, что с моей работой сможет справиться даже Мила, то здесь он дал маху, по крайней мере, сам он в этой самой работе не смыслил ничего. Сделайте выводы, насколько Мила квалифицированнее самого шефа! Во-вторых, впервые после его слов мне сразу стал понятен весь его замысел.
Интрига заключалась в том, что на это освободившееся место претендовали по крайней мере два человека. Один из них – жена начальника цеха. Прямо поставить ее на это место Большой шеф не мог, неэтично и все такое, слухи пойдут, да и квалификация у жены не очень … Второй претендент – личность замечательная во всех отношениях. Во-первых, женщина активная (незамужняя), деловая, достаточно грамотная, а главное – знающая себе цену. Работая в одном подразделении, они проели плеши друг другу сплошными интригами, но выходить за рамки приличия не хотели, поскольку А.Н. (читай, Аделаида Никифоровна) обладала поистине мужской выдержкой, а жена начальника чувствовала себя достаточно уверенно и поэтому особенно не переживала. На результатах работы весь этот сыр-бор не сказывался, даже наоборот, все вполне соответствовало духу социалистического соревнования, работа кипела, а на дым никто не обращал внимания.
Так вот, в этот, с позволения сказать, змеиный клубок мне и предлагали перейти, мягко говоря, на повышение. Руки у начальства оставались чистыми, поскольку даже предложение это исходило не от них, а от А.Н., она даже ко мне подходила с этим предложением, но я как-то постеснялся бросать свою группу, да и работа у меня была интереснее. В общем и целом, я ей отказал, за что она, я думаю, не могла быть благодарна. Это еще один "плюс". Оставалось только выяснить, чего от меня хотели граждане кумовья. Полного подчинения? Это уж слишком. Увольнения? Слишком запутанный механизм, можно было просто с глазу на глаз сказать мне все прямо и я бы ушел, начальник это знал, но не воспользовался. Эта щепетильность вызывала подозрения и стоило поразмыслить над этим делом. Разве что они хотят убрать основного претендента (А.Н.) с моей помощью и поставить у руля того, кого им надо? Веселенькое дело!
И тогда в моей голове, а может быть и не в голове, созрел план мести этим ублюдкам. И состоял он в том, чтобы уничтожить в зародыше все их мерзкие потуги, а для этого необходимо было время и видимость того, что я ничего не понял.
-Анатолий Иванович, я вам очень благодарен за содействие, я так давно мечтал об этом месте, - я старался говорить как можно искреннее и едва не лопнул от смеха, когда его маленькие глазки едва не вылезли из орбит от изумления. Я даже протянул ему руку в знак благодарности и долго тряс, наслаждаясь моментом. Судя по всему, дебют в намечающейся сложной партии я выиграл.
Наступило второе действие спектакля. Шеф посеял ветер и очень быстро начал пожинать бурю. Я вышел из его кабинета и неплотно закрыл дверь, причем едва не столкнулся с Милой, которая делала вид, что протирает пыль, а сама пыталась поймать обрывки разговора между нами. Судя по ее дальнейшей реакции, услышала она немного.
-Милочка, я тебя поздравляю, - торжественно объявил я, - теперь мою работу будешь выполнять ты, это большое доверие, но, как сказал наш уважаемый начальник, ты имеешь большой потенциал и справишься. Пойдем, я расскажу тебе, что надо сделать.
Присутствующие, а их насчитывалось девять человек, остальные отсутствовали, замерли.
-Ду-  ду- дурацкие у тебя шутки, - наконец опомнилась Мила, - и злые к тому же.
-Какие же тут шутки, начальство не шутит, ему работать надо. Ты сама пойдешь или начальника позвать?
-Витек, ты что, серьезно? Неужели шеф нас покидает, а когда? Ты на его место или как, непонятно … - посыпались вопросы.
-Шеф у вас остается тот же, - я сделал ударение на слове «тот», - это я ухожу.
-Жалко, что не наоборот, -негромко, но весомо заметил наш ветеран, переживший не одного начальника.
-Спасибо на добром слове, но тем не менее…
-И куда же тебя столь скоропостижно?
-К А.Н. на стажировку…
-Витек, ты чего, с ума что ли сошел, не знаешь, куда идешь?
-Мне уже давно предлагали…
-Значит, заболел, не иначе, тебя же там сожрут и даже не заметят! Да скажите вы этому олуху…
-Тс-с – я приложил палец к губам, - а то начальство услышит. У меня тут червонец завалялся, давайте … - я вдруг вспомнил о запрете на выпивку, но тут же выкрутился, - может быть кто-нибудь за мороженым сбегает, а то жарко.
-Давай я схожу, - предложил ветеран, - мне все равно в ту сторону по делам идти.
На том и порешили. Мила шла к моему столу как на Голгофу. Если я по штатному расписанию должен был выполнять работу максимум пятого уровня сложности, а выполнял седьмого, то Миле такие «высоты» даже и не снились. Рассказывать подробно не было смысла, поэтому мы просто разложили все по папочкам и на том закончили, к тому же прибыло мороженое…
В этот день к новому рабочему месту я не пошел, подождут. Зато домой я шел в приподнятом настроении, хотя причин для радости  не было. Вот тут и попался мне мой обидчик – дед Григорий. Лучше бы он сидел дома!
-Ну что, Витек, я вижу, что зубы я тебе подлечил, так может быть, по этому случаю …- завел он свою песенку.
-Нет, некогда, Григорий Васильевич, дело у меня есть, очень важное! – я решил проявить выдержку и сегодня отшивать всех, кто пристает с неприличными предложениями.
-Что же может быть важнее? – дед искренне удивился, - не уважаешь ты старших, вот что я тебе скажу.
И тут словно бес в меня вселился, достали они меня, благожелатели и воспитатели, сейчас я ему врежу по самую макушку!
-Скажу вам по секрету, только никому не говорите, ладно? – для убедительности я оглянулся, - дали нам секретное задание разработать прибор, который распознает, кто вредит его владельцу…
-Да иди ты…
-Точно говорю, мы разработали и уже сделали макет. Представляете себе эффект?
-Не-а, не представляю, - растерялся мой дед, - а что за аффект?
-Не аффект, а эффект, скажем, действие или результат. Так вот мы провели опробование на своем начальнике, так у него все электроприборы погорели в доме, на даче и даже у тещи!
-Да иди ты…
-Да чтобы мне на этой неделе ни капли в рот не взять!
Этот довод убедил деда и он как-то даже по-другому, с уважением посмотрел на меня.
-А ты-то чему радуешься, тебе какая корысть?
-Так я схему запомнил, теперь себе иду такой же прибор паять! – с воодушевлением произнес я, искоса поглядывая на деда.
 До него начал доходить смысл моих слов и этот самый смысл ему явно не нравился.
-Делать тебе нечего, время только тратишь впустую, - он задумался и выдал незабываемый и, не скажу, что неожиданный, но очень приятный для меня совет, - давай лучше посмотрим, что у тебя с крышей.
-Так до зарплаты еще далеко…
-Не все меряется деньгами в этом мире, запомни это на всю жизнь, - дед в порыве собственной значительности поднял указательный палец, вымазанный чем-то ярко-зеленым.
Я помялся для вида, а потом якобы нехотя согласился, рассыпаясь в благодарностях.
Если бы кто видел, как дед Григорий симулировал активную деятельность, он бы умер со смеху. По его понятиям, работы он провернул минимум за десятерых, да и меня погонял изрядно. Я на него не особенно обижался, лишь бы дело шло. Пошабашили мы затемно и вот здесь мне пришла в голову еще одна мысль.
-Григорий Иванович, вы посидите, я сейчас в магазин смотаюсь…
-Да не надо, тебе говорю, и так сойдет!
-Да нет, не по-людски все-таки.
-Ну давай, а я покурю пока…
Сели мы за стол, бог нам послал не очень много, но на двоих вполне достаточно. Я чинно разлил беленькую по рюмкам и мы не менее чинно чокнулись.
-Ну, пущай твоя крыша сто лет не протекает, даю гарантию, - дед одним глотком осушил рюмку и стал закусывать, задумавшись о чем-то. Я его не торопил, но тщательно изображал из себя человека, которому очень хочется выпить, но не получается. Наконец дед поднял на меня взгляд и сначала просто с недоумением, а потом более пристально пригляделся.
-Что, не идет?
-Не могу, я пытаюсь, а она никак…
Дед почесал затылок и чуть покраснел, что в его возрасте выглядит довольно необычно.
-Сам догадался или подсказал кто? – словно эхо донеслось с его стороны.
-Сопоставил что к чему и вот, теперь не могу даже водки выпить, - я выразил на лице такую несчастную физиономию, что лицо деда сморщилось, от жалости, что ли.
Посидели молча, каждый думал о своем, наконец дед налил себе рюмку и произнес тост.
-Я хочу выпить за тебя, Витек, сегодня ты преподнес урок мне, старому дураку, и при этом не скандалил и не позорил меня на всю округу. – Он прищурился, - не знаю, действительно ли тебя отвратило от водки, но я тебя поддержу и ни одна собака к тебе с этим делом больше приставать не будет. Да будет тебе известно, я умных людей люблю и уважаю, хотя на нашей улице их только двое.
Дед выпил налитое и, протянув мне руку, вышел на улицу. А я остался. Хотя я так и не понял, обиделся он или нет, на душе стало немного не по себе. Возможно, лучше было бы поскандалить?
Как бы то ни было, а день прошел и, как обещала мне старушка, он принес много перемен, а впереди еще несколько дней. Я начинал верить ее словам и от этого мурашки бегали по коже.

Яндекс.Метрика Анализ сайта rkont.ru