Главный герой


Календари

Cпециальный календарь, который содержит в себе неоценимый опыт, собранный за многие тысячелетия. И, конечно же, этот опыт обработан и подан в самом простом виде.

Ссылка на наш сайт

<a href="http://rkont.ru/" target="_blank" >

<img src="http://rkont.ru/images/

heroes.png"></a>

Как хорошо возвращаться в …

Как хорошо возвращаться в …

Месяц прошел как одно мгновение. Человек существо интересное, а наш человек тем более. Привычка, как у нас говорят, к «городским» условиям жизни, то бишь теплый домашний туалет, ванна, газ и так далее, настолько глубоко въелись в нас, что при отключении воды срочно появляется неутолимая жажда, при отключении электричества начинается паника, как будто это мы сами питаемся от него. Роботы, да и только. Но не тут то было! Есть вторая сторона медали, на отдых большинство из нас предпочитает ехать «дикарем». Это значит, что желание отключиться от городской жизни не дает нам полностью потерять человеческий облик, а это уже приятно. Ощутить себя один на один с матушкой природой, при этом не одичавшим горожанином, а нормальным человеком, способным позаботиться о себе, стоит немало.

И ощущения, когда ты возвращаешься в город после упоительного свидания с самим собой, передать тяжело, но очень уж хочется. Слов не хватает, сплошь восклицания и тому подобные словоизлияния. Остановить человека, отдыхавшего «дикарем», когда он описывает свои похождения практически невозможно, да и нужно ли? В следующий раз на его месте можешь оказаться ты сам и тогда тебя уж точно выслушают.
Я возвращался переполненный эмоциями и полностью удовлетворенным собой. Во-первых, отдохнул так, как не отдыхал еще ни разу в жизни, и это несмотря на то, что иногда приходилось попотеть. Во-вторых, я выдержал осаду неприятеля, не отступил ни на шаг. И в-третьих, а это самое главное, я был влюблен. И пусть я еще не знал в кого конкретно, но я точно уже знал, что любовь есть. До этого были какие-то позывы, но не настолько же! Размышляя короткими летними ночами, поскольку ничего другого мне не оставалось, я пришел к выводу, что придется мне эту девушку найти, а то что же…
Вернулись мы еще засветло, поэтому я открыл все окна и пошел прогуляться по городу. На это у меня были причины. Первая – это то, что я не переношу запаха долго непроветриваемого помещения, и вторая – это наш русский авось. В том смысле, что вдруг в городе что-то изменилось за время моего отсутствия.
Жара спадала, вокруг сплошной сервис по сравнению с полупустыней. Глянешь направо – автомат с газированной водой, налево – упитанная продавщица торгует пирожками с рыбной начинкой, и это неважно, что из двух пирожков, которых обязательно берешь именно пару, съешь не больше половины одного. Не это главное. Главное, это то, что о тебе не забыли, от жажды не умрешь, если у тебя есть хотя бы одна копейка. И от голода не умрешь, хотя отравиться может каждый, но не от голода же!
А вон за тем углом всегда стоит бочка с квасом, мимо которой я никогда не прохожу, даже если и пить не очень хочется. Квас – это квас, не чета всяким там колам. Пробовал как-то колу, угощал один тип, ему «оттуда» якобы привезли. Они там, на западе, хитрые ребята. Наверное, закупают у нас пертуссин, знаете, есть такое лекарство у нас есть для детей, от кашля, кажется, и разводят его. И никто у них не кашляет. Газируют, правда, хорошо, не то, что наши. У нас как? Газировать, так газировать, только пить надо осторожно, а то наш газ удержать трудно. А у них газ какой-то мягкий, ненавязчивый. Но с квасом, извините, пертуссину не сравниться. Холодный квас да в жаркую погоду, да если он свежий… Это, можете мне поверить, что-то особенное. Хотя вы правы, нет ничего хуже, чем теплый несвежий квас, будто что-то в лесу …
А вот и перемены, бочки-то нету. Я забеспокоился, что же это такое, неужели совсем убрали? Вот так и оставляй их! Как говорили старики, за что боролись? Я огляделся по сторонам, возможно переставили ее куда-нибудь? Не видно. Тогда я отошел в сторону и решил подождать. Ага, вот и еще товарищ, выскочил из-за угла и ошарашено оглядывается. Постоянный клиент, сразу видно. В конце концов заметил меня.
-Вы не знаете? – он оглянулся на то место, где обычно стояла бочка.
-Только подошел, - почему-то ответил я, но его такой обтекаемый ответ удовлетворил.
-Тогда я за вами.
Это еще одна наша неискоренимая привычка, значительно более хорошая, чем у тех, кто привык ломиться без очереди. Чаще всего это касается народа в возрасте, завидев хвост очереди, они становятся в ее хвост, а потом узнают, за чем стоят впереди. Это ничего, зато если оказывается, что за чем-то нужным люди стоят, то дело уже сделано, теперь очередь нужно «сдать», то есть найти того, кто станет за тобой и либо пойти посмотреть на тот предмет, за которым стоишь, либо пойти по другим делам, прикинув размер очереди, чтобы не прозевать нужный момент. С одной стороны, вроде бы очереди и явление ненормальное, но наш человек привык из всего извлекать пользу. Чтобы не тратить времени даром, простаивая в очереди, мы можем делать все, что угодно, от чтения свежей прессы со вчерашними новостями, которые уже объявили по радио и телевидению (похоже, пресса являлась документальным подтверждением слов теле- и радиодикторов), до впитывания очень полезной и важной информации, которой охотно делятся стоящие в ней. Можно считать, что очередь – это новый тип обмена информацией, причем ничего не стоивший государству! Информация может быть получена на любую тему, а вот отгородиться от нее не так то просто, уши то закрывать прилюдно не будешь, еще народ поймет неправильно.
Стоишь за овощами? Пожалуйста, можешь записывать как лучше всего консервировать оные, причем наилучшим в мире способом. Таким образом люди доводят этот процесс до совершенства. Каждая хозяйка делает это по своему и, если удается услышать оригинальный рецепт, день прошел не зря, если даже и в очередях.
Стоишь за импортной обувью? Тебе повезло, ты рад уже этому, а тут еще и образование получишь, где в мире какую обувь делают и в какой стране какой вид обуви производят лучше. Тут тебе и география, и политэкономия и все такое прочее. Наш рядовой обыватель обучен на импорте не хуже, чем экономисты в институтах. За это особое спасибо государству, импортные товары в подавляющем большинстве своем закупаются очень высокого качества, поэтому и наше мнение о загранице достаточно высокое, мы же не видим одноразовых товаров, до первой стирки, до первого дождя и так далее, которых и там предостаточно. Вот и зашевелится  мысль, где-то там, глубоко, - а мы что же, не можем хорошее сделать? Или коровы у нас не такие? Взять, к примеру … ладно, не буду травить душу.
Так вот, очередь образовалась уже приличная, а бочки все нет. Уже стоять как-то не хочется, да ведь первый же стою! Наконец, из-за угла появилась машина с прицепленной к ней бочкой. Ну вот, теперь все в порядке, попьем кваску и пойдем дальше.
-Не стойте зря, - «обрадовала» нас продавщица, вывалившись из кабины автомобиля, прогнувшегося под ее тяжестью,  - воды нету. Отпускаю только в свою тару!
Эх, и что стоило захватить с собой какую-нибудь посудину! Делать нечего, придется идти несолоно хлебавши к ближайшему автомату пить газировку с яблочным или грушевым ароматом, но без вкуса.
Если разобраться, снова дилемма, это я к вопросу о таре. Представим себе ситуацию, когда простой нормальный человек приходит в магазин. Вы скажете, ну что такого особенного в этой фразе? А если разобраться, то много чего интересного. Во-первых, слово «простой» не так уж просто по своей сути, особенно в это самое время, что я описываю. «Простой» - это самая низшая ступень в советской негласной иерархии нашего времени. Над ним, собственно – «свой» (кум, сват, брат и так далее), человек «оттуда» (взор при произнесении этого слова положено поднимать горе), а также еще многие, многие другие, имеющие как официальные, так и неофициальные льготы.
Во-вторых, слово «нормальный». Это уже посложнее получается. Ну какой нормальный человек пойдет в магазин, где прилавки заставлены никому не нужными товарами, а нужные все под прилавком, вот только возможности извлечь оные у нормального человека нет никакой. Но, поскольку он нормален, не имеет нужных связей, он не заискивает перед продавцом, не ищет нужных связей. Ему такой способ бытия претит по причине его нормальности. Хотя те, кто обвешан льготами и связями с ног до головы, считают его полнейшим идиотом. Вот такой новый тип людей породило наше общество и меня часто мучает вопрос – неужели только у нас так много «нормальных» людей, которые способны жить от аванса до получки сплошными надеждами.
Однако вернемся к вопросу о таре. Это очень важный вопрос не столько для государства, сколько для конкретного человека. Так вот, заходит такое вот явление в обществе в магазин и видит (о чудо!) то, что ему совершенно необходимо. Душа поет, тем более что очереди нет. У обычного человека сразу бы сработала сигнализация – что-то здесь не так, а вот у нашего героя это происходит далеко не всегда.
-Мне, пожалуйста, три … нет четыре вот этих вот,- с трудом проглатывая слюну, выдавливает из себя покупатель.
Продавщица сонно поднимает взгляд на пока еще ничего не подозревающего о подвохе покупателя.
-Тару давайте…
-Ка…кую тару? - …
-Как какую? Вот такую … - продавщица стучит пальцем по товару.
-А где же я ее возьму? – начинает беспокоиться покупатель, - ведь вот этого, - он тоже стучит по товару, - я уже лет пять в продаже не видел…
-Ну, вы не видели, может статься, другие видели, - продавщице явно надоедает этот разговор, - нету тары и товару нету. И хлеба мы тоже отпускаем по два килограмма в одни руки. Норма! – добавила она веско.
-А если я приду со всей семьей, вы что же, каждому по два килограмма дадите?
-Угу…
Так какая же это норма?
-Гражданин! Не мешайте работать.
Если гражданин сообразит, то немного пошутит еще, к примеру так:
-Тогда мне два килограмма хлеба!
Обычно продавцы хлеб не взвешивают, резать неохота, да и люди не любят покупать резаный хлеб, поэтому, одарив покупателя презрительным взглядом, отпускают три буханки и он уходит с видом победителя, хотя очень нужный товар так и остался на прилавке.
К слову замечу, мы привыкли за многие годы называть друг друга словом «товарищ», независимо от того, кто перед тобой стоит  друг или враг, мужчина или женщина. А слово «гражданин» осталось в лексиконе государственных чиновников, особенно у блюстителей порядка, то бишь закона, поэтому оно как-то настораживает, а очень многих даже пугает. Превратиться из товарища в гражданина мало кто пожелает, хотя, судя по литературе, во всем мире этим словом почему-то гордятся.
Вот так от обыденных вещей можно легко перейти к «высоким» материям, то есть пофилософствовать о том, о сем…
А вы говорите тара! На самом деле остаются такие вот горе-покупатели с носом и в следующий раз может его (товар) увидеть лет этак через пять. Тара это вам не мелочь … Чувствуете разницу между простой продажей и плановым распределением? То-то, учтено все и все под контролем. Только у государства свой учет и контроль, а у каждого гражданина свой и чаще всего возникает ощущение, что в план не попал именно ты.
Это просто ужасно! Что? Нет, я не о том, что не попал в план, думать об этом ужасно, вот что. И все из-за чего? Ну не досталось мне квасу, ничего, ты же не в пустыне, вон – в том дворе кран стоит водопроводный – попей и иди себе дальше и тары никакой не надо. Проще надо жить и думать больше о хорошем. Так нет же, думать, нервы себе мотать.
Идем дальше, благо вечереет и становится прохладнее. Ба! Какие люди!
-Витечек, да это никак ты? – воскликнула высокая черноволосая девушка, столкнувшись со мной нос к носу.
-Танечка, да ты ли это? – в тон ей вскричал я и затряс протянутую мне руку. Наши отношения складывались достаточно интересно, в том плане, что Танюша, в общем-то неплохая девочка, имела на меня виды. Это не я придумал, земля слухами полнится. Все вроде бы при ней, бог не обидел ничем, в том числе и родителями. Папа в областном центре в каком-то строительном главке большой начальник, мама по торговой части, но существовали два но… Во-первых, национальность. Ну не наши они люди, вроде бы как-то в стороне, да и к нашему брату относятся как бы свысока, я конечно, не антисемит, но обидно получается за нас, за славян. Во-вторых, были мы как-то в колхозе… Так вот, девушки решили позагорать, разделись до купальников и, я думаю, не один я был огорошен большим количеством растительности на Танюшином теле. Бедная девочка! А в остальном, можете быть уверены, не человек, а золото.
-Вы уже вернулись? Вот здорово! – защебетала она, запросто взяв меня под руку и направляясь уже в ту сторону, куда направлялся я. – И куда же ты сейчас? Мне можно с тобой?
Поскольку планов особых у меня не было, я был не против ее компании.
-Я просто гуляю…
-Вот и чудненько, тогда я забираю тебя с собой, - Она даже подпрыгнула от удовольствия.
В моей голове зазвенела было сигнализация, но по здравом рассуждении пришлось ее игнорировать. Делать все равно было нечего. А Танюша уже заливалась соловьем, я успевал перехватить только часть из ее слов, при этом явно не успевая за ходом ее мыслей.
-Подожди, так твой день рождения вроде бы уже прошел, - я вклинился в ее монолог, чтобы не показаться совершенным болваном.
-А ты помнишь, когда у меня день рождения, - расплылась в улыбке моя собеседница, - как жалко, что тебя не было в городе…
-Так ты говорила …
-Да, я сегодня хочу зайти в «Изумруд» (это наш единственный в городе ювелирный магазин), посмотреть, что там есть, да и заведующая, папина знакомая, обещала оставить что-нибудь интересное…
Я обреченно вздохнул, так как не люблю ходить по магазинам и базарам с женщинами, это раз, и не люблю ходить по магазинам с женщинами по чьим-то связям, запискам и так далее, это два. Как назло, в голову не приходил ни один повод, чтобы отказаться. Ну и дурак!
Пожалуй, ювелирный магазин – это единственное место из ему подобных, где я чувствую себя неуютно. Вроде как либо оно не соответствует моему миропониманию, либо мой кошелек не соответствует этому заведению? Наверное, и то и другое. А еще я не понимаю увлечения многими гражданами этими самыми драгоценностями. Ну что в них проку? Ну, нравится женщинам носить дорогие украшения, это я понимаю, но куда у нас в них можно выйти? В театр, в кино, разве что в ресторан, вечером боязно как-то, а днем не принято. Это на диком западе, там приемы всякие, балы, понимаешь, а у нас что, Новогодняя елка? Или люди копят «на черный день»? Вон, посмотрите, лежит на прилавке обручальное кольцо величиной с наперсток, на две фаланги, палец в таком не согнешь, это что – изделие или слиток? А вон сережки лежат граммов по семьдесят каждая, это как же в них себя будет чувствовать женщина? Наверное, я чего-то не понимаю и чувствовать себя она будет неплохо, поскольку примерит она их перед зеркалом, полюбуется на красоту неписанную и снова спрячет.
Как вы понимаете, мы уже в магазине и моя спутница очень придирчиво исследует прилавки миллиметр за миллиметром. Чтобы как-то ускорить сей процесс, я с деловым видом произнес:
-Ничего интересного…
-Ты думаешь?- Таня подняла свои большие черные глаза, и я подумал…, что что-то в женщинах резко меняется, когда они рассматривают драгоценности, взгляд какой-то восторженно-возвышенный, даже немного рассеянный.
-Скажите, а Анна Сергеевна сейчас здесь? – это она уже продавщице.
Продавщицы в ювелирных магазинах – это особая каста даже в мире торговли. Такое впечатление, что перед тобой минимум жена президента США, столько достоинства во взгляде, холодном и оценивающем. Таня стойко выдержала это обследование, а вот я сплоховал, явно дрогнул как под оптическим прицелом. Продавщица очень внимательно осмотрела сначала Таню, потом меня, затем снова Таню и отчеканила:
- Да.
Таня не смутилась, а просто и даже дружелюбно попросила:
-Будьте добры, попросите ее прийти.
-Вы от кого? – это, наверное, пароль, без него никак нельзя.
-Скажите, что Таня пришла, - так просто и скромно ответила моя спутница.
Продавщица снова окинула ее оценивающим взглядом, но, чуть помедлив, пошла в подсобку. Через некоторое время она вернулась и ее отношение резко изменилось, теперь она была сама любезность. Такие метаморфозы редко случались в моем присутствии, поэтому я с интересом наблюдал эту сцену, когда еще такое увидишь! Вот она, сущность человеческая!
-Подойдите, пожалуйста, сюда, - прощебетала она. – Анна Сергеевна сейчас занята, ревизор пришел. Она попросила извинить ее и показать вам вот это…
Она достала большую оклеенную чем-то бархатистым коробку и раскрыла ее перед нами. Даже я, ничего в этих самых драгоценностях не понимающий, увидел разницу между тем, что выставлено «народу» и вот этими вот… «безделушками». В отличие от витрины, ценников здесь не было, но Таню это не смутило.
-Если здесь вам ничего не подойдет, придите, пожалуйста, в понедельник с утра, ревизия закончится… - продолжала щебетать продавщица, бросая на меня понимающие взгляды. Мол, неплохой у меня выбор. Это уже было чересчур, спектакль явно начал мне надоедать. К моей радости, Таня выбрала себе тоненькое колечко с каким-то бесцветным камешком и спросила:
-Вы могли бы отложить его на полчаса?
-Сейчас я выпишу вам чек, а деньги принесете уже завтра, хорошо? Мы сейчас будем закрывать…
-А как же ревизор?
-Не переживайте, - многозначительно произнесла продавщица, протягивая красивую коробочку Тане вместе с чеком. Вот это сервис! Пожалуй, только постоянным клиентам такое положено. Но эта мысль меня не согрела.
Таня достала кольцо, надела на палец, подошла к окну и залюбовалась игрой света на камне. Подошел и я. Колечко, конечно, красивое, ничего не скажешь. И тут взгляд мой скользнул мимо Таниной руки на тротуар и я остолбенел. Прямо напротив нас стояла вместе с другой девушкой Она и смотрела прямо на нас. Чтобы дополнить окончательно картину, Таня совсем по-детски захлопала в ладоши от радости и в порыве чувств поцеловала меня в щеку. Я как истукан смотрел на мою мечту и мне показалось, что в ее взгляде промелькнуло сожаление. Я попал в такой капкан! Все это продолжалось всего несколько мгновений, подруги ушли не оборачиваясь, а я продолжал стоять и смотреть на то место, где они только что стояли.
-Витюша, очнись! – трясла мою руку Таня, - ты так и не сказал, нравится тебе папин подарок?
-Что ты говоришь, - очнулся я, - ах, да, ну конечно, нравится. Ты меня извини, я наверное сейчас пойду, что-то голова разболелась.
Таня капризно поджала губки:
-Знаю я, из-за кого у тебя голова разболелась, - она задумалась, - но я тебе не скажу, кто она такая.
-Ты ее знаешь? – воскликнул я и непроизвольно схватил ее за руки, - кто она, как ее найти?
-Ты в своем уме? – Таня развернулась и почти бегом покинула магазин.

Яндекс.Метрика Анализ сайта rkont.ru