Главный герой


Календари


В календаре освещены все виды деятельности, а также здоровье, вплоть до рекомендаций правильного приема лекарств или же хирургических вмешательств.

Нужно ли менять всё?

Нынче стало модным поменять все и вся, тем более - то, что было сделано  во времена советской власти. Однако, эти самые "революционеры" забывают, что дела делала не советская власть, а люди, живые люди со своими способностями, недостатками и стремлениями. И высшие достижения, которые во все времена приписывает себе любая власть, принадлежат как конкретным людям, так и народу вообще.

Зато очень хорошо понятны мотивы этих самых нуворишей. Ведь в случае, если разрушить все старое, не нужно будет выдерживать жестокую конкуренцию с представителями "старой" и "отжившей " системы. Но ничего у них не получается, потому что настоящее искусство, литературу, театр, в частности,  так просто не перечеркнуть. Вспомните историю, скольких "нововведенцев" пережил театр, как лицо нашего общества. Где они и где театр? Пусть ему приходится выдерживать сумасшедшее давление со стороны коммерческих мюзиклов и прочей западной мишуры, он только станет сильнее! Настоящее искусство не продашь, не пропьешь и не разрушишь.

Хочу представить Вам хорошее интервью с человеком, которого я лично очень уважаю. И пусть это интервью взял не я, но теплота и сила этого великого артиста передалась мне и, я надеюсь, почувствуете их и Вы. Наслаждайтесь ...

 

 

Юрий Соломин. Легендарный “Адьютант его Превосходительства”. Сильный, мудрый, спокойный, выдержанный. Таким он запомнился любителям кино Советсткого Союза. Таким он предстал перед нами, отвечая на вопросы журналистов региональных СМИ. Соломин из числа “народных артистов исчезнувших цивилизаций”. Именно  так охарактеризовала всех деятелей искусства Сафико Чиаурели, тех, для кого звание “Народный артист СССР” не просто звание, а жизнь, прожитая в искусстве.

"Под занавес" гастролей  художественный руководитель Малого театра на Саратовской земле  народный артист СССР Юрий Соломин пригласил саратовскую прессу в свой номер гостиницы "Словакия". Скоростной лифт поднял журналистов на 13-тый этаж, и, столпившись у двери с номером 1321, телевизионщики и газетчики с трепетом в душе ожидали волнительного момента. Сначала хотелось только смотреть и молчать. Любопытно было все: и как с гостеприимностью хозяина дома Юрий Соломин рассаживал гостей, и как двигался, и как держался… Затем последовали интересные рассказы из театральной жизни. Чувствовалась внутренняя культура человека, высокая образованность… И ощущалась принадлежность его к тому поколению, которое во многом принципиальное и прямолинейное. А еще - ответственность за свое время и свое дело. Артисты Малого театра - честные в жизни и честные на сцене.

18 июня Юрию Соломину исполнилось 73! И мы все, кто любит его много лет по ролям в кино и театре, поздравляем актера с Днем рождения и благодарим за сохранение культурных традиций в стране.

Прежде, чем перейти к ответам на вопросы журналистов, художественный руководитель Малого открыто высказал свое мнение по поводу того, что приезд в Саратов известных артистов не вызвал у местных властей каких-то эмоций и участия, на что Соломин заметил:

- За месяц наших гастролей еще не было такого, чтобы на спектакль не пришел кто-то из руководителей высшего звена, будь-то Астрахань, будь-то Волгоград, или Ярославль. Это были или губернатор, или мэр,  или люди их представляющие. В апреле-месяце мы были в Калуге. Там основан фестиваль "Старейшие театры России",  и была основана "Ассоциация старейших русских театров", куда входит и Саратовский. Министра культуры вашего я увидел только по телевизору.

Забегая вперед, хочу сказать, что можно было и не спрашивать народного артиста ни о чем, а только слушать, слушать… И внимать каждой выстроенной фразе, полной смысла и внутренней мудрости. Повествование было степенным, артистичным, с расстановкой акцентов и пауз, которые выдерживались столь профессионально, что молчание было красноречивым.

-Расскажите о сохранении традиций в руководимом Вами театре.

-В этом году, как выяснилось, исполнилось двадцать лет как меня избрали художественным руководителем Малого театра. Я был избран, а не назначен. Коллектив в 700 человек избрал меня.

В своем театре мы пытаемся все сохранить. Например, суфлеров, которые теперь не просто подсказывают текст. Сегодня суфлер является редактором выпускаемого спектакля. Если пьеса иностранная, существует несколько переводов. Суфлер занимается правкой неточных переводов. Суфлер помогает артистам в освоение текста. Суфлер - профессия, которая под силу не каждому человеку. Есть много анекдотических случаев, связанных с ней. Расскажу один. Был такой знаменитый суфлер Дарьяльский. Он мог шепнуть только один звук, и артист вспоминал текст. Но помогал Дарьяльский только старикам, потому что ему самому было тогда, по-моему, около ста лет. Он вообще без возраста был человек. И вот, однажды труппа театра выехала куда-то с выездным спектаклем, и выяснилось в дороге, что забыта коробка с экземплярами текста. Возвращаться было уже невозможно. А играть должен был Михаил Жаров, славящийся склонностью к импровизациям, которые заносили его не туда. Роль была большая. Скорее звонят Дарьяльскому: "Выручайте". И на машине отправили его вдогонку артистам. Уже на месте суфлер поинтересовался - что играем? И кому суфлировать? Дарьяльского посадили в будку, он взял в руки какую-то книжку. Открылся занавес, вышел Михаил Жаров, увидел, что Дарьяльский на месте и что-то перелистывает. Значит все хорошо. Это был психологический ход. Спектакль прошел идеально. Но когда сказали Жарову, что тексты забыты дома, а суфлер сидел со случайной книжкой в руках, артисту стало плохо. "Вы же могли меня убить!" - произнес он в ужасе. Вот - величайшая роль суфлера! Вот почему мы сохраним его в своем театре.

Несколько лет назад, когда я был помоложе, я понял, что такое знаменитый русский напиток как водка очень хорошо расслабляет и помогает артисту восстановить силы. И мы будем оставлять все, даже это лекарство для артистов. Хотя знаем, что некоторые этим грешат. Но мы с директором таких очень жестоко наказываем. Вплоть до увольнения. Мы выбрали такую форму борьбы: человек пишет заявление на увольнение, жена плачет, он рыдает - устраиваем театр. Затем заявление прячется в сейф. "А ты  иди гуляй, ищи работу, вот тебе свобода - залейся!". Но мы его не увольняем, держим. В большинстве случаев это помогает. Оказывается, можно излечиться. Так что это - не болезнь, это распущенность.

-Самое главное - вы сохранили нам Чехова и Островского!

-Михаил Царев, который был когда-то художественным руководителем и у которого я учился художественному слову, говорил так: "Знаете, Малый театр - корабль большой. Поэтому, когда все изменится и мы повернем направо - время пройдет, налево - тоже время пройдет. Идем прямым курсом! Теперь каждый раз, когда мы собираемся на сбор труппы, я всегда заканчиваю речь словами - идем прямым курсом. Последние двадцать лет мы ничего в театре не меняем.

-Многие из артистов малого театра занимаются педагогической деятельностью. Что можете сказать о нынешних студентах? От кого-то я слышала, что они малообразованны.

-Да, действительно, к нам приходят со школьной скамьи молодые люди очень необразованные. Нам приходиться весь первый год их доучивать по школьной программе. Они абсолютно не знают литературы. Они также не знают ни Жарова, ни Ильинского… Из сорока человек трое-четверо слышали эти фамилии. Но они не виноваты. Виновато старшее поколение, виновата школа, образование. Потому что отменять литературу до десятого класса и русский язык - это безобразие. Мое мнение - ничего полностью нельзя менять.

У меня внучка сейчас сдает ЕГЭ. Все эти буквы в сочетании какие-то неприличные. Что-нибудь другое надо придумать. Может у меня такой вкус, но мне не нравиться. И я никак их не могу запомнить. Единственное, что радует - может теперь учителя провинции подработают немножко, а то все больше профессура в больших городах зарабатывала на бедных студентах, вернее на их родителях.

Несколько лет назад, когда я начинал как режиссер снимать фильмы, решил поставить Джека Лондона "Морской пес". И когда встретился с одной иностранной актрисой, поведал ей, что буду снимать “по Лондону”. Она спросила - а кто это? У меня моментально пропал интерес. Как европейская звезда не знает великого писателя?! Это все равно, что нашего человека спросили бы, кто написал "Мещанин во дворянстве". Так что мы мучаемся с нашими студентами: первый год подменяет им школу.

-А каким образом Вы определяете - выйдет из этого, конкретного студента актер или нет?

-Это очень легко. Мы смотрим, чтобы он подходил по "всем статьям". Во-первых, важны внешние данные. Но это не главное. У меня сейчас учится один парень. Когда мне его показали, я подумал, что мои педагоги лишились разума. У него были все данные против того, чтобы он работал. Но поскольку я знаю, что мне зря не говорят, я его посмотрел. Он из провинции. Глубокой. Как он одет был! Я даже не могу объяснить. Когда мы с ним начали разговаривать, он стал называть мне такие имена, повести и отрывки, что я подумал - он меня разыгрывает. Я сказал: "А ты можешь мне что-нибудь из перечисленного прочитать?". Он посмотрел на меня, как на больного, попросил две минуты на подготовку. Сижу-жду, я видал таких много фокусников. Но когда он повернулся, я вдруг увидел совсем другого человека. Он потихонечку начал читать. И он так долго читал! А я так долго слушал, смотря на него! А потом была пауза и он сказал: "Я закончил". Я сказал: "А еще?" Я с удовольствием слушал прекрасную речь, в которой была прекрасная мысль. Хотя он был из  самой-самой рабочей семьи. Талант! И я бы его взял, даже если б вся комиссия сказала "нет".

-Раньше, когда люди приезжали в Москву, они пытались попасть в Большой, Малый театр, “На Таганку", чтобы хотя бы похвалиться другим, что были там и видели известных актеров. А сейчас как с этим - стремятся приезжие на спектакли? Или москвичи составляют основную массу зрителей?

-Каждый вечер Малый театр принимает 1750 зрителей. А в воскресенье - утром и вечером - более трех тысяч. Одних приезжих не наберешь. Вообще же проблем со зрителем не бывает. Не все, конечно, идут к нам. Кто-то идет по разным соображениям в другой театр, чтобы посмотреть, например, как надо ругаться матом, обучившись четыре года в театральном училище. Это что - искусство? Зачем идти туда? Лучше пойти на трамвайную остановку, я могу сказать маршруты, где много народу - там мат звучит лучше - прекрасно, смачно. Там можно новое услышать что-то, современное.

-Была ситуация, когда Вы со своим водителем выбежали из машины на помощь человеку, которого били. Не страшно было?

-В таких ситуациях меня остановить невозможно. Но самое интересное - это передается потом тем, с кем я общаюсь - меня боятся. Может те, кто меня не знает, видят меня сумасшедшим человеком. Потому что такое делать нельзя в нормальном состоянии. И водитель мой - нормальный человек. Но на наших глазах пытались избить мужчину такого возраста, как я. Десять молодых идиотов. Я не могу сказать сейчас, что я им говорил. Но когда они убегали, я тыкал носом других и называл "хорошим словом": "Вы посмотрите, как они бегут! А вы что?" Вот тут можно было не ходить в театр, смотреть меня. Все слова современные, какие я знал, (а у меня запас хороший), здесь пригодились. Я сейчас говорю, я меня колотит.

У меня есть старый пес  - овчарка. И он еле ходит уже. Но вид у него солидный. А еще у него с сердцем плохо. Мы, когда идем гулять, я прошу: "Маклаш, только не упади. Я тебя не донесу, я сам еле иду". И когда он идет, набок язык - это страшно. Как-то гуляю с ним поздно, после спектакля, а навстречу компания - пять человек, все здоровые, крепкие. Я думаю: интересно, Маклай произведет на них впечатление или нет? Уступят они ему дорогу? Расходились как миленькие! А я с гордостью: “Значит, Маклаша, мы с тобой еще можем! Нам бы лет десять скинуть еще".

-Как публика на улице реагирует на Вас, когда угадывает?

-Здороваются. Кто руку подает,случается   бомжара какой-нибудь. А несколько лет меня на улице встречала одна и та же женщина. Она сопровождала меня по пути, что-то говорила постоянно, задавала вопросы. Сначала я пытался отделаться от нее, даже прикрикнул. Но, бесполезно. Я думаю - она садистка. Ей хотелось дотронуться, завязать разговор, она приставала с расспросами. Так продолжалось лет семь!

… Не хотели журналисты уходить от Юрия Соломина. Более двух часов общения, щедро подаренных народным артистом представителям СМИ, не забудутся никогда. И, конечно же, отдельное спасибо "Аншлагу-94" за возможность прикоснуться к живой легенде, оказаться в числе счастливчиков, которые видели Юрия Соломина в непосредственной близости от себя, что называется, “без грима”.

 

Источник http://tochkazreniy.ucoz.ru/publ/1-1-0-11

 

Яндекс.Метрика Анализ сайта rkont.ru